Darya
А я уже успела посметь
Я приехала во Львов восполнить один географический пробел в материале, охваченном моей диссертацией.
Для этого нужно было записать в библиотеку, и вот с утра я полезла смотреть, что для этого нужно. Правильнее, конечно, было бы сделать это еще в Киеве, но как уж получилось. Вернее, в Киеве я тоже на этот сайт заглядывала, но так давно, что это не считается.
Итак, я поняла, что я слишком самонадеянно вознамерилась прийти в библиотеку им. Стефаника "с улицы". Нужно что-нибудь. Аспирантский хотя бы, непродленный хотя бы (другого нет), ну хоть что-нибудь. С аспирантским у меня все время приключения - я его теряю, потом внезапно нахожу, никогда не знаю, где он у меня находится.
Ну что ж, пришлось явственно вспомнить, как я его клала именно в тот рюкзак, с которым я сюда приехала.

На карте место расположения библиотеки им. Стефаника оказалось внезапно помеченным как "Оссолинеум".
"Оссолинеум" - она же "библиотека Оссолинских" - это библиотека, которая была во Львове до войны, которая вместе с поляками поехала потом во Вроцлав, с потерянных земель на "вновь обретенные". Следовательно, у меня гипотетически есть шанс проверить все возможности: Если когда необходимый мне пласт литературы существовал (украинская детская литература времен той самой Польши), то либо он поехал с библиотекой туда, либо остался здесь.
Каталог, однако, меня разочаровал (после всех процедур записи). Их хронология вполне типично для советской традиции предлолагает "литературу до 1917 года", а потом - "советскую литературу". Я возопила, что я специально приехала сюда, чтобы найти что-нибудь в промежутке. Потом обратилась к даме - консультанту по каталогам, с вопросом о том, что я вижу вот эти два временных отрезка, а вот где бы я могла найти то, что издавали в 20-30-ые годы, например, здесь, во Львове? Дама сказала: о, я так и думала, что Вам что-нибудь такое понадобится! И принесла два каталожных ящика из какого-то специального места, сказав, что это то, что раньше было в спецхранах, а теперь - под грифом "реабилитированная литература".
Но все равно совершенно отдельно. Уже "реабилитированная", но все еще не внесенная в существующую картину мира... "Кто управляет настоящим, тот управляет прошлым; кто управляет прошлым, тот управляет будущим" - знаете, да?

Межвоенная Польша для меня - это для меня такой "большой объект А", и сейчас я хожу за его следами - и по библиотекам, и по городу (я не возьмусь сказать, что первично; раньше во Львове меня это не особенно интересовало, и можно было бы предположить, что я думаю о этой эпохе во Львове потому, что я думаю об этой эпохе в истории литературы; с другой стороны есть у меня большое подозрение, что я задаю такие вопросы в диссертации именно потому, что меня это все в какой-то момент излишне заинтересовало). И здесь их интереснее даже искать, чем в польских городах - из-за того, что именно здесь следующий слой был настолько отличающимся от предыдущего. И аттрибуция совершенно однозначна, когда история проступает сквозь штукатурку...





Подрисованная и наведенная история, конечно ;) Ведь этот элемент в истории города - кроме всего и удачная маркетинговая находка. Хотела написать, что не удивилась бы, если бы обнаружила специально в антуражных целях нарисованные на фасадах надписи на польском, немецком и идиш... да вспомнила, что многие в старом городе это и делают, не имитируя облупляющуюся штукатурку, но аппелируя к этой многокультурной, европейской истории. Но я знаю еще один хороший способ отличить подвох. В автентичных надписях, знаете, идиш не будет писаться слева направо.

@темы: Celebrate diversity, Иногда нам снится Европа, Львов