• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:10 

А я уже успела посметь
Вчера вечером, пока я усердно училась, до немоты, до бессловесности мучалась над тем, чтобы в отсуствие словаря выразить свои гениальные идеи, составляя план магистерской работы на польском языке, выпал снег. Такой чистый и прекрасный, каким он бывает раз в году. Плюнула на план, написала эссе по курсу о рецептивной эстетике. В БУВе сегодня вооружилась русско-польским словарем, и закончила это ужасное дело. Ужасное - потому что в первую очередь я владею темой, о которой пишу, - на украинском. Потом на английском, потому что на английском я о ней тоже писала и говорила. Так что, для того, чтобы выразить требуемое на польском, мне приходится прокрутить в голове понятия на украинском и английском, с какого-нибудь из них перевести усилием воли на русский, чтобы это уже можно было посмотреть в словаре ... и обнаружить, конечно же, что по-польски то, что я искала, будет за исключением фонетического и морфологического оформления эквивалентно первому же, украинскому варианту. Еще оттого "ужасное", что когда вот так вот составляется подробный план, приписывается, какая из уже имеющейся литературы будет использована в каком подразделе, так что по идее можно садиться и писать, по ходу добавляя источники, - вот тогда-то и становится ясно, что ни в какие 80 страниц этого монстра не впихнуть.
Но я могу себя похвалить, да. За вчера и сегодня я доделала 3 из 5 дел с дедлайнами на 17-18 декабря. И могу теперь с чистой совестью ехать в Прагу. Осталось одно дело на 18 декабря, и одно с каким-то неопределенным дедлайном, точно уже успею по возвращению.

@темы: Иногда нам снится Европа, Филологический камень

19:43 

А я уже успела посметь
Вчера вечером падал снег. Это уже мой третий первый снег в этом году, недопадавший до земли. В Вильнюсе, в Киеве, теперь в Варшаве... Сегодня уже минусовая, если верить термометру в моей боковой панельке, впрочем, по ощущениям этому вполне можно верить.
Второй день уже хожу вместо рюкзака с этой индийской сумкой для компьютера. То есть, она по предназначению не для компьютера, поэтому приходится быть очень осторожной, чтобы не побить его обо что, но несмотря на идентичный вес содержимого, почему-то так носить гораздо легче. Вообще заметила, что если несколько лет назад я носила рюкзаки как влитые, то теперь мне куда проще крест-накрест повесить несколько сумок через плечо, а рюкзаки очень утовлют спину, даже если перенести часть веса на тазовый пояс.

@темы: Иногда нам снится Европа

21:18 

А я уже успела посметь
Вчера вечером, действительно, собралась в театр. Но опять не смогла его найти. То есть, я его один раз уже искала и не нашла; вчера получила более точные направления, и пошла искать еще раз - и опять не нашла. Но вспомнила, что было объявление о спектакле в другом театре, к счастью, начинающемся на час позже, и поехала его искать. Впечатления интересные. Кажется, заявлено, что по мотивам "Сильнейшей" Стриндберга, я не читала этот текст, имеет смысл теперь прочитать, интересно было бы узнать, что они оттуда взяли. Думаю, отошли от текста очень далеко. Порадовало, что почти все понятно, что говорят со сцены. Непонятно было, только когда изображали сцену пьяной вечеринки и произносили реплики заплетающимися языками. В любом случае, понять молодежь, пытавшуюся со мной разговаривать в фойе в ожидании начала было куда сложнее. Выучила новое слово wejściówka, что-то типа пригласительного, словом, то, по чему можно войти.
В продолжении отсутсвующей истории про соседку: пока я была в театре, она собрала вещи и съехала. Кажется, написанный текст совсем уже вторгается в действительность. Я только не поняла, она официально съехала или нет: есть ли опасность, что подселят кого-нибудь другого.

@темы: Иногда нам снится Европа

19:51 

А я уже успела посметь
Сегодня повторила целых три раза давнишний подвиг: нашла "Географию" в лабиринтах БУВ. Африка. Львы. Конечно же. Почему-то хотела сказать "Борхес", но я имела в виду, конечно, Эко; впрочем, столы, и прочие условия для жизни, разбросанные между книжками - это вполне и по Борхесу. Вы же знаете, что я как раз про Африку и львов, да? Всего один раз из этих трех заблудилась :laugh:
Потом добыла разрешение на фотографирование книжек - как если бы я не отфотографировала уже... чтобы не соврать... 1,3 Гб. Это особенно нужно для тех, которые заказываешь из хранилища и читаешь в специальном читальном зале, а не на случайных столиках, затерянных между полками. Вот теперь тут сижу.
Еще я сегодня зашла в индийский магазин на Краковском Предместье. Теперь у меня есть сумка и шарфик. Они висят на мне и пахнут - не Индией; сказать, что Индией, было бы с моей стороны слишком наивно-ориенталистически, да? пахнут индийским магазином.
Меня сегодня успокоили, рассказав, что 25-26 делать в Польше, собственно, и нечего. БУВ, в принципе, не работает уже 24. Правда, весьма советовали посетить - как же это называется, забыла, рождественскую службу, словом; но это уже никак не выходит, потому что приезжать имеет смысл или 25-ого рано утром, или уже 27-28. Теперь осталось придумать, хочу я ехать на варшавском поезде (дороже; выезжать и приезжать позже; удобнее; общее время в пути - меньше) или я хочу пересаживаться во Львове (дешевле; выезжать и приезжать раньше; хлопотнее; общее время - больше).
Такое острое ощущение, как время утекает сквозь пальцы.
Если не передумаю, иду сегодня в театр.

@темы: Иногда нам снится Европа

16:48 

А я уже успела посметь
20:39 

А я уже успела посметь
Вчера сидела дома. Оказывается, долог день до вечера, если делать нечего столько всего можно переделать, если никуда не ходить и ни на что не отвлекаться. Прочитала два с половиной романа из второй половины польского модернизма и половину "Сапожников" Виткацего. Правда, теперь у меня откровенно путается в голове, что было в каком романе: не на уровне сюжета, а на уровне концепций и деталей.
Сегодня с утра доделала иврит и пошла гулять с тем, чтобы позже найти интернет и попасть в библиотеку. Доехала на автобусе до Замковой площади, потом прошлась наконец-то засветло по Старому городу, потом вышла через Барбакан в Новый город. Старый город - абсолютно кукольно-тортичный; особенно со всей этой сказочной рожденственской иллюминацией, и литовская ярмарка на Рынке еще не закончилась, я там, наконец, приобрела себе повязку на уши. Новый город - чуть менее вылизанный-ухоженный, зато пустой-пустой. Если верить надписям на фасадах, то Новый город - куда старее старого. Там - восемнадцатый век, а там - 1953, 1956. Сказочный, игрушечный симулякр средневекового старого города. И вся Варшава такая - лоскутная, с кучей самодостаточных центров. И Алее Ерузалимские делят центр на север и юг - вроде бы центр, там есть вокзал "Варшава Центральная" и метро "Центр" - это на пересечении с Эмилии Платер, где гигансткая сталинская штуковина, на которую реально можно выйти практически отовсюду. И на пересечении Алей Ерузалимских с "Новым Щвятем", с этой гигантской осью Krakowskie Przedmieście - Nowy świat - Aleje Ujazdowskie - Belwederska - тоже вроде бы центр. И Замковая площадь - центр. И в старом городе есть свой центр -Рынок. И в Новом городе тоже, теперь я поняла, почему тот Рынок, где ярмарка, называется площадь Rynek starego miasta. И еще, наверное, куча центров, о которых я знать не знаю.
Прошла насквозь и "Новый город": целью моей вылазки был музей 10 павильона в Варшавской Александровской цитадели. Эта огромная цитадель, правда, сбила меня с толку тем, что там повсюду надписи "вход воспрещен, военная зона", на нескольких языках. Правда, я не отчаялась, и все-таки обнаружила кусок между двумя воротами, не принадлежащий военным, где и расположен музей. Для этого потребовалось много мужества и изобретательности, правда, поскольку нужно было отважиться поверить, что там внутри вообще кто-то может быть, вот в этом заброшенном ландшафте. В музее обнаружила, в частности, камеру, где был заключен Коженевский, отец Джозефа Конрада. И еще много камер, подписанные именами других выдающихся людей и борцов за независимость, но эти имена, кроме разве что Асныка, мне ни о чем не говорят. Такой вот сугубо литературный подход к истории. Хотя, пожалуй, где-то там еще был Пилсудский.
Потом я вернулась на автобусе на Замковую площадь, сходила за обедом и интернетом в знакомый уже пицца хат, и направилась в библиотеку. Где мне наконец-то объяснили, в чем была проблема. Спасибо умному человеку, отважившемуся полезть в виндоуз с кириллицей, и другому умному человеку, вытолкавшему меня все-таки пойти поискать специалиста.

@темы: Иногда нам снится Европа

19:36 

А я уже успела посметь
Вилянув.
+ много

@темы: Фотографическое

19:23 

А я уже успела посметь
Я тупая блондинка, господа.
Спасибо за внимание.

@темы: Дивайсы

16:37 

А я уже успела посметь
7 декабря, десятый день
История с интернетом все больше напоминает мне сказку о ленивой девочке, которая хотела собирать ягоды при помощи волшебной дудочки. И, поскольку за так дудочку не давали, она меняла на нее кувшин / лукошко. И попала впросак, то дудочки не хватает, то лукошка, то дудочки, то лукошка, так и менялась несколько раз, кажется. Вот и я так: я знаю, где можно подключить компьютер к розетке – здесь (в общежитии) или в БУВе – и я уже знаю, где можно найти интернет, хоть и с трудностями и нужно для этого покупать не нужный мне обед, или кофе, и т.п. Но не одновременно! То дудочка, то лукошко, а мне, как той девочке, подавай все сразу. Посидела сегодня в Пицца-Хате возле замка, но почти ничего не успела сделать; если судить по логу скайпа, то батарейки хватило на полчаса с небольшим.
Вообще, довольно бестолковый день. Вначале я все никак не могла уговорить себя выбраться из постели, а потом - из «Геры», потому что конкретная договоренность была только прийти в ОБТУ, не раньше 12:00, но лучше попозже. В ОБТЕ должны были назначать тьютора, я пришла как раз, когда координатор стажировки пыталась вызвонить кого-то, кто знает контакт моего предполагаемого тьютора. Потом пришел еще руководитель «Артес Либералес», и мы как-то вместе это все пообсуждав, поняли, что они вообще не там ищут, потому что кто-то напортачил с переводом моей темы, и powieść awanturystyczna – это совсем не то, что powieść przygodowa. В русском тоже это различие: авантюрный роман и приключенческий роман; я исследую второе, даже если по-английски оно называется adventure stories; кто-то попался на межъязыковую омонимию. А потом они еще выяснили, какой именно текст я исследую, и совсем обрадовались, и повели меня к самому-самому главному в этом подразделении, г-ну Ежи Аксеру, который так забавно со мной побеседовал, сказал, что мне очень повезло, попросил секретаршу распечатать несколько статей из сборника, который будет издан только через пару месяцев, и уточнил, «хорошая ли я» - собираюсь ли написать эту работу. Пока ждала распечатку, вытащила ноутбук и полезла фрилоудить на их интернет. Там нашлась другая хорошая новость. Оказывается, можно не проводить психосемантическое исследование, а достаточно поработать с текстами. Что существенно упрощает задачу, тем более в отсутствие нормального интернета: мне нужно было бы сделать вопросник на каком-нибудь surveymonkey, с которым я раньше сталкивалась только со стороны опрашиваемого, куча хлопот. Конечно, это не самое значительное в списке моих дел «нужно было начать еще вчера», но существенное.
Пошла в библиотеку, еще помучалась над доступом в интернет – причем после длительных манипуляций он даже на какие-то полминуты появился: умеем, значит. Поскольку от увлекательных поисков литературы для диплома отвлекает маячащая сессия, занималась какой-то фигней. В немецком есть такое прекрасное выражение, не помню дословно, но в буквальном переводе что-то типа «не знаю, куда девать голову»: означает, что так много дел, что непонятно с чего начинать и как все организовать. Так вот, зачем-то два часа убила на чтение «Фердидурке», наполовину на польском, наполовину на английском, а там язык такой сложный еще, прочитала каких-то пару разделов всего – это чтобы теперь обнаружить, что я ее еще летом скачала себе в переводе, можно спокойно дочитывать. А вообще взялась за Гомбровича, потому что на соседнем стенде, где Ивашкевич, при том что три полки никак отведено только на тексты Ивашкевича (критика отдельно), ни в одном издании не нашлось «Березняка». Тоже не совсем понятно зачем, он у меня есть скачанный, правда, в оригинале, но все же можно читать по вечерам-ночам. И, как показывает опыт, большая часть времени в таких случаях, когда нужно столько всего сделать, тратится не на само деланье, а на то, чтобы разобраться, в каком порядке и что именно надо сделать, какие есть ресурсы и т.п. Придумать темы для рефератов, опять же. Гораздо сложнее, чем непосредственно – написать.
А рядом со мной посетительница библиотеки составляла библиографию по поэзии Молодой Польши – на французском. Там, например, было такое место издания – Varsovie.
Varsovie с каждым днем все более прекрасна. Количество иллюминации, кажется, увеличивается день ото дня. Прогулялась по старому городу – в честь понедельника там было не так много людей, как в тот день, когда я туда побежала сразу же по прибытии, в субботу. Нашла интернет в Пицца Хате, где только и успела, что пооткрывать заново окна в опере со всякими важными штуками, которые закрылись при перезагрузке, повесить заготовленные записи и забронировать хостел в Праге. Причем я думала, что это опять будет убийственно долго, как тем вильнюсским, поэтому и не сильно надеялась, что с первой попытки что выйдет, даже дату поставила практически наобум. Ну, а поскольку забронировать получилось, пришлось идти покупать билеты. Так и пошла, по азимуту, без карты: по-моему, очень удобный ориентир этот Дворец культуры и науки, отовсюду его видно, не заблудишься в городе. Дороговато, конечно, получилось; надо было, наверное, брать сидячий билет; тогда бы, может, вышла на те триста злотых, о которых рассказывали ребята, уже съездившие. Но насколько бы я была готова к восприятию Праги после ночи в сидячей электричке, я не знаю. И откуда только эти пижонские замашки? Автостопом надо, автостопом.

@темы: Иногда нам снится Европа

20:10 

А я уже успела посметь
22:26, 6 декабря, девятый день стажировки
Мне очень жаль, на самом деле, что не получается отправлять эти записи в интернет в реальном времени. Так не выходит никакого саспенса: попала она в Вилянув, не попала… Сразу вывесила, как собиралась, сразу – про результат. Вывешу, в смысле.
Когда я с утра выбралась на остановку автобуса – ту, что прямо через дорогу от «Геры», оказалось, что автобус в сторону Вилянова только что ушел. То есть, я буквально не успела перейти за ним дорогу. А автобусы в Варшаве, надо сказать, ходят строго по расписанию. То есть иногда не ходят (как сегодня вечером, например), но тоже строго по расписанию: тот, который написан, может и не прийти, но лишнего точно не дождешься. Поэтому я решила не ждать 15 минут следующего, а пройтись по ходу движения в порядке утреннего моциона. Две остановки успела пройти, пока догнал автобус. Может быть, и больше бы успела, но поскольку ориентировочное время было известно, а где следующая остановка – нет, то решила подождать и не рисковать уже.
Приехав на конечную этого и многих других автобусных маршрутов, я сперва озадачилась: куда же теперь двигаться, но довольно скоро заметила указатели, а еще раньше, толпу людей, двигающихся из той стороны, куда указывают указатели. Пробираясь в толпе навстречу, я, с одной стороны, радовалась, что не надо искать дорогу, а с другой – удивлялась, отчего подавляющее большинство движется от памятников архитектуры, а не в их направлении. Что ли это какая-то туристическая группа, которая закончила осмотр и теперь возвращается? Оказалось, это были те самые порядочные люди, которые к тому времени, когда я только выбралась на охоту (и то несказанно рано, как для воскресенья в моем представлении, в полдесятого я уже ждала автобус), уже отстояли мессу в костеле, входящим в архитектурный комплекс Вилянова, и вот теперь двигаются домой. Пока обходила костел (Анны, кажется) и рассматривала экстерьер, на доске для объявлений обнаружила забавный плакат, рекрутирующий на работу священников. Я его вывешу на пикасу, когда попаду в интернет пошире, читающие по-польски смогут сами убедиться, но, похоже, тут что-то не так с логикой коммуникации: вначале «Спроси Иисуса, не зовет ли он тебя…», а потом – «Если имеешь отвагу ответить Иисусу «Да», то…» - и тут, собственно, куда надо обращаться, чтобы записаться на курсы по подготовке священников. Кто кого спрашивает, кто кому отвечает? Тихо сам с собою я веду беседу… или, как говорят, если вы разговариваете с богами, вы религиозны, если боги разговаривают с вами – вы шизофреник. Видимо, составители объявления имели в виду этот парадокс и очень старались, чтобы не перейти эту границу, так что даже перестарались. Disclaimer: настоящим я не имею в виду ни религиозные чувства вообще, ни католическую церковь в частности; я филоложка: я читаю буквы на разных языках, и все на том.
Оказалось, что мои опасения по поводу режима работы парка и дворца, аналогичного режиму работы библиотеки, были напрасны. Как и в прошлое воскресенье в Замке на Замковой площади, мне даже удалось воспользоваться бесплатным посещением. Это означает – пойти в кассу и взять бесплатный билет, если я еще не писала. В смысле, тут все аналогично. Потом желающих осмотреть интерьер дворца собирают кучками перед входом и с какой-то периодичностью впускают. Снаружи дворец в Вилянове – удивительно яркий. Не знаю, заметно ли это будет на фотографиях при пасмурной погоде, но этот желто-оранжевый окрас на фоне равномерно-серого неба и декабрьской зеленой травы производит впечатление. А внутри первое, что встречает посетителей после гардероба и бахил, это комнатка с надписью «Королевская типография». Когда я туда вошла, других посетителей не было (не то в гардеробе задержались, не то мимо прошли), но сидел «юноша пылкий со взором горящим», в смысле такой «поэтической» внешности молодой человек и играл на гитаре. Потом отложил гитару и стал предлагать объяснить мне что-нибудь про типографию. Поскольку я не проявила энтузиазма, он сказал, ну ладно, если вы спешите, покажу только одну штуку. И показал буковки, из которых набирались тексты «во времена королей». После этого - бесконечные портреты бесконечных деятелей с изредка знакомыми фамилиями, интерьеры, потолки… Оказалось, что часть помещений дворца открыли как музей еще в 1805 году (кажется). О пользе утраты государственности для музейного дела… Если тогда, когда коллекция Станислава Костки Потоцкого там начала выставляться, она висела так же, как и теперь, то меня очень радуют тенденции, в результате которых современные картинные галереи вешают изображения поодиночке, с большими расстояниями, чтобы не отвлекали внимание друг от друга, или если вплотную, то все же не от пола до потолка (а потолки-то высокие!). В другом месте понравился способ сохранения плиточного пола в а-ля этрусском стиле, чтобы его и видно было, и посетители вконец не затоптали (а пол уже изрядно потрескавшийся, этакое стадо пронесется, мало что останется): большие листы прозрачного толстого стекла лежат каждый на четырех резиново-пластиковых (если я правильно разглядела) таблетках. Некоторые помещения – на реконструкции, некоторые закрыты для туристического посещения, но зато открыты для проведения представлений. Когда я вернулась в гардероб за одеждой, как раз закончилось какое-то представление для детей, родители получили отпрысков на руки, и я пронаблюдала, как несколько мам на разных языках обнаружили наклеенные на детях «значки» с надписью «Королевский театр в Вилянове» и как-то так одинаково, хотя на разных языках, но очень похоже это прокомментировали: «О, что это у тебя тут такое? «Королевский театр»? Чтобы все знали, что ты был(а) в театре».
Пока я была во дворце, начался дождь, поэтому по парку удалось только пробежаться, без продолжительных прогулок и основательных фотосетов.
В библиотеке мне почему-то опять не удалось найти интернет со своего компьютера – хотя люди рядом сидят с лэптопами явно в интернете. Зато испробовала, как можно войти с их стационарного компьютера, там есть специальная система, нужно залогиниться со своим читательским билетом, и можно пользоваться компьютером с доступом в интернет – 45 минут в день, а компьютером без доступа в интернет – 2 часа в день. Никто за тобой не следит, не выгоняет, просто система автоматически выбрасывает, не дав дописать письмо. Но это не дело, что мой компьютер отказывается видеть интернет. Надо будет завтра испробовать стратегию «перезагрузиться», что ли. В крайнем случае, можно садиться прямо под Коперником, возле дворца Сташица, и ловить интернет из ОБТЫ, которая через дорогу. Поскольку у них такие сильные передатчики, чтобы кто попало не фрилоудил, у них все запаролено, но я-то в честь конференции пароли разведала :) Но холодно, блин.

@темы: Иногда нам снится Европа

20:09 

А я уже успела посметь
5 декабря, 22:41, день восьмой.
Я, наконец, придумала более специфическое название для этой травелоги, чем просто «травелога», поэтому при ближайшем широком доступе в интернет переименую все записи, сделанные за поездку, на новый тэг. Итак, эти путевые заметки можно будет найти под тэгом «Иногда нам снится Европа…». Я понимаю, конечно, что это все скорее засорение ноосферы под лозунгом «тихо сам с собою». Но я как бы осознаю и несу ответственность за причиняемый экологический вред, и так далее :)
Сегодня был последний день конференции – а, следовательно, слава богам, и последний день питания в Хулакуле. Я уж лучше как-нибудь сама, да, даже если это означает, что за свой счет.
С утра посещали «Дом встреч с историей» (Dom spotkań z historią;). Интересно, мне мерещится, или в этом названии есть какая-то аллюзия на Замятина? Музей принципиально без экскурсоводов, просто заходишь и бродишь, сколько выдержишь – среди текстов, фотографий, видео- и аудиозаписей (эти последние можно послушать, сняв специальную трубку на стенде). В настоящее время большую часть экспозиции занимает выставка «Обличья тоталитаризма». Какая-то такая, хоть и идеологически однозначная (тоталитаризмы – это весьма трагический опыт для Европы), но эмоционально сдержанная. С формальной точки зрения, кроме упомянутой мультимедийности и прогулки среди текстов, обратило внимание наличие прокручивающихся табличек с переводом под каждым стендом. То есть на стенде – большие фотографии с текстами и подписями на польском, а внизу маленькие версии фотографий с подписями и тексты на русском, английском и немецком. Соответственно, чтобы не занимать место и не «заспамливать» визуальное пространсто / не множить сущности, три варианта перевода – на поворачивающейся «призме».
Кроме того в Варшаве сегодня какой-то праздник: наблюдались массовые гуляния и соревнования на гоночных автомобилях, из-за которых перекрыли прямую дорогу, и пришлось три раза обходить несколько кварталов. Обходя, правда, обнаружила, наконец-то, (легендарный) дом с (легендарной) табличкой про Прусовского Вокульского, правда, уже табличкой такого содержания, что «На этом месте стоял дом, в котором жил…» и «…памятная табличка восстановлена в 1987 году». Ну, какая разница, «этот дом» или «на этом месте стоял дом», если никакой Вокульский там никогда не жил, и вообще никогда не жил :) Такой вот пример того, как литература структурирует реальность. Но это хорошо, что я только теперь ее нашла, (хотя и ходила мимо каждый день, что заставляет предположить, что надпись появилась там, может быть, сегодня), после того уже как Варшава обрела для меня «плоть и кровь» и совсем нелитературную природу. Какой-то абсолютно удивительный город, - думала я сегодня, топая пешком аж до Płaca na rozdrożu, вот просто так решив пройтись пешком, хотя как правило сажусь на Foksal, то есть на 16 минут пути пешком раньше, - если здесь мне даже с больной спиной и набитыми всякой несъедобной гадостью потрохами кажется, что гармония в этой версии реальности – вполне возможная и присутствующая штука.
Раздали дипломы об участии в конференции и предоставили, наконец-то, самим себе. Вернее, в понедельник обещают «догнать» и раздать тьюторов, хотя, конечно, это еще нам долго и нудно придется за организаторами и тьюторами гоняться, чтобы от них чего-нибудь добиться. Но организовывать свое время теперь можно будет самостоятельно. Моя соседка – постоянно отсутствующая в этом повествовании фигура (будь это художественное произведение, для меня-читателя этот финт с отсутствующей соседкой был бы серьезной причиной думать о ненадежном нарраторе, что-то умалчивающем как минимум: то ее еще не подселили, то она пропала, то уехала, причем ни разу не возвратившись) – укатила в Рим, еще вчера, и я на ту неделю, пока ее нет, конечно, никуда не поеду, кто ж откажется от предоставленной в эксклюзивное пользование целой комнатой; но завтра с утра, поскольку библиотека все равно только с трех дня открыта, постараюсь смотаться в Вилянув. Остается надеяться, что он не окажется закрыт по той причине, что и библиотека, а библиотека, как мне объяснили, закрыта не оттого – как я было подумала – что в воскресенье никто раньше трех из дому не выпиннется, по себе знаю, а оттого, что в католической стране все порядочные люди должны быть в церкви в воскресное утро, а непорядочным в библиотеке делать нечего (добавляю я от себя). Словом, тешусь надеждой, что непорядочную меня пустят завтра в Вилянув, проверить в интернете, когда они открыты, у меня не было возможности; а нет – так прокачусь по Варшаве туда-сюда, благо автобус «туристический маршрут» останавливается прямо через дорогу от «Геры».
С Виляновом связана еще одна литературная история, которую я люблю пересказывать. Автора рассказа не помню, потому что знакомилась с ним не в рамках курса литературы, а в порядке изучения языка – но это какая-то писательница межвоенного периода; возможно, я ее и изучаю теперь, но не отождествляю. Речь идет о том, что главная героиня приходит в кассу железнодорожную что ли и начинает выяснять, куда есть билеты, чтобы прямо сейчас и подальше. Ей просто хочется куда-нибудь поехать, чтобы долго-долго ехать, смотреть из окна, и даже не страшно, что португальской визы у нее нет, она же просто доедет до Лиссабона (кажется, рассказ называется «Лиссабон», этот вариант направления ей нравится больше других) и поедет обратно. Но так, к сожалению, нельзя. Поэтому сотрудник не то турагенства, не то кассы, в конце концов, предлагает ей поехать в Вилянув, там сейчас красиво и здорово, мол, и они оба туда отправляются. Я, конечно, чаще цитирую этот сюжет в том, что касается необходимости виз и сложности попасть в Европу (наличие вагона Киев-Владивосток мне почему-то не кажется адекватной альтернативой, и с чего бы это), но, честно говоря, про Вилянув я мало чего кроме этого знаю.
В библиотеке сегодня нашла – по наводке – статью, пытающуюся взвесить специфическое в отношении постколониальной проблематики положение Польши. Причем не как обычно, (то есть уже привычный для меня из других текстов способ постановки вопроса), что постколониальные студии имеет смысл применять к европейским колониям империй и т.п., а еще и специфически польская ситуация: да, были «заборы», но было и «od morza do morza», и хотя экспансия в Африку и осталась нереализованным планом, в дискурсе она была. В общем, как раз то, что мне надо для моего диплома. Коллизия имперской нации без государства.
Уже который день хочу подробнее написать о «Гере», но все время не хватает сил и времени. Может быть, завтра отосплюсь, потом напишу.

@темы: Иногда нам снится Европа

20:18 

А я уже успела посметь
Теперь перешли к следующему этапу этого мероприятия. Избранные стипендиаты рассказывают какую-то ахинею о своих проектах, а местные корифеи их громят на месте. Увлекательное зрелище; приходится сидеть и наблюдать все это, потому что к концу посиделок обещают раздать тьюторов.
Сегодня на десерт на обеде были немытые яблоки.

@темы: Иногда нам снится Европа

13:31 

А я уже успела посметь
Четверг, 3 декабря, день шестой
Как я уже писала, ужасно утомляет то, что нужны дополнительные два пункта в планировании почти любого дела, в котором надо как-то сконтактировать с миром: сначала скачать из интернета необходимые файлы/тексты/контент, а после того, как сделала, - отнести куда-нибудь, где есть интернет, и только тогда отправить.
Вчера надеялась попользоваться интернетом еще в БУВе, но, говорят, интернет там есть не везде и не всегда, а то место, где есть всегда, мне анонсировали, но еще не показали. Действительно, хотя в каждой точке этой огромной библиотеки всегда находится несколько точек доступа, там, где я пробовала искать, ни в одной из них не было интернета. Поэтому пришлось ограничиться познанием информации из одной из бесконечного количества книг, которые там стоят прямо в открытом доступе, без всяких дополнительных заказов, буквально человеку с улицы доступные.
Книга, которой зачиталась вчера, и о которой обещала рассказать в сегодняшней записи, отправленной с кпкшки во время обеда, действительно заслуживает особого внимания. Речь идет в ней о том, что главный герой – нарратор (все преподносится с максимальной претензией на небеллетристичность, на реальные путевые заметки) - отправляется в Африку по заданию газеты, где он работает репортером. Только вместо карты (карту, наверное, тоже, в конце концов) он берет с собой «В пустыне и в джунглях» Сенкевича (это текст, который я исследую в своем дипломе). И, реально, чуть ли не вместо карты по нему исследует Африку. С одной стороны, текст, конечно, белыми нитками шитый – ориентирован на читателя этак 9-12 лет, чуть более старшего, чем тот, который знакомится, собственно, с «В пустыне и в джунглях» - а это знаковый текст для польского читателя, не удивительно, что он становится таким структурирующим ситом. В виду подобной целевой аудитории там, где в произведении для взрослого/образованного/эрудированного читателя можно было бы одним словом обозначить целый сюжет, тут все тоскливо объясняется, то есть каждое ружье должно обязательно выстрелить, каждые грабли – ударить главного героя по лбу, чтобы стало заметно, что ружье и грабли там были. И герой такой «наивный» - каждая интеллектуальная задачка заводит его в тупиковейший тупик.
Но сама концепция путешествия по миру, описанному каким-то текстом, мне, как можно догадаться из моих предыдущих записей о путешествиях, весьма импонирует, поэтому почитать о том, как знакомство с текстом структурирует дискурс о реальности (напоминаю, этот текст Брандыса претендует на статус нон-фикшн!), всегда бесконечно любопытно. Как он трогательно объясняет читателю хронологию событий из реальной истории Судана через вехи в книге: наши юные друзья тогда были еще далеко от Хартума, - то есть датирует реальное историческое событие (кажется, взятие Хартума), ссылаясь на никогда не живших, выдуманных героев. Эта тематика меня давно интересует, поэтому даже такая «детская» и с художественной точки зрения малоценная (в отличие от тоже «детского» романа Сенкевича, собственно) представляет собой любопытную находку.
К тому же еще и сегодня началась более интересная параллельная конференция этой сессии, на которую меня загнали на добавку к стажировке, - как раз посвященная наррации. Там тоже было несколько любопытнейших докладов, правда, во время одного я постыдно заснула, напившись кофе, так монотонно докладчик повествовал о сюжете о чем-то, что случилось с одним из прусских племен в дохристианские времени – найти перевод этому польскому слову я так и не смогла, осталось оно для меня расплывчатым облаком среди обозначенных концептов более знакомых языков.
Но вернемся же, о мой внимательный читатель (это штампы, чтоб никто не сомневался, что это тоже наррация сконструированная, а никакое не объективное отображение того, что со мной тут происходит; и что фреймы, прописывающие имплицитного читателя, тут тоже есть, более или менее выпирающие), от теоретических к практическим аспектам моего пребывания в БУВе, скажем так, от содержания библиотечных фондов к форме их представления читателям. Так вот, БУВ охренительно огромна. И везде – абсолютно открытые для пользования полки с книжками. Есть, конечно, и дополнительные фонды, откуда надо заказывать, и специальный читальный зал для тех, кто заказал из фондов, и еще фонды в отдельных институтах Варшавского университета, которые упоминаются в каталоге, но до которых я, так понимаю, не доберусь. И возле книжных полок, тут и там, по несколько столов с индивидуальным освещением и многочисленными розетками в полу, чтобы можно было не удаляться далеко от полок, с которых взял книжку. Зато, если я не знаю, где располагаются какие тематические и дисциплинарные отделы, то, благодаря замечательнейшей «Хулакуле», где нас кормят обедами, уже наизусть выучила, где в БУВе женские туалеты, в каких из них работает свет, в каких закончилось мыло и т.п. – моя тушка с их подходом к пище перестала быть согласна еще даже до того, как они стали приносить мясо. Вот вчера нашла очередную случайную из списка книжку, оставила на ближайшем столе находку вместе со списком литературы и пошла погулять. Отыскать повторно это место в лабиринте было очень непросто, тем более, что я неосмотрительно оставила там же и список литературы, по которому можно было бы снова посмотреть на шифр, и… собственно говоря, если бы не оставленный список литературы, распечатанный в единственном экземпляре и на котором я уже начеркала всяких важных пометок, я бы и не стала трудиться отыскивать, где «география» на карте библиотеки, отправилась бы по какому-нибудь другому шифру, благо исследование у меня та-акое интердисциплинарное.
После чтения о том, как чувак ездил по Африке с Сенкевичем в руках, я имела еще два сильных впечатления.
Во-первых – если бы я писала эту запись еще вчера или сегодня днем, это так и осталось бы вопиющим ужасом из рубрики «ИХ нравы». Мне понадобился йод, поскольку я порезалась пару дней назад бумагой, как всегда, и царапины все не заживали. Выяснилось в аптеке, что единственный вид йода, который они могут мне предложить, это какие-то пищевые добавки, весь остальной йод – по рецепту. Я шла себе дальше, и ужалась, как это они живут с йодом по рецепту, и прикидывала, как же жить дальше мне. Сегодня, правда, оказалось, что это был мой первый лингвистический фэйл за это путешествие. Я за день повспоминала некоторые ключевые слова, типа «жидкий», «обработка»; «царапина» так и не вспомнила, собрала все мужество и попробовала еще раз. Ключевых слов хватило; йод мне достался, и он у них называется Jodyna, раствор куда менее концентрированный, чем у нас, и сильнее пахнет спиртом. А то, что по рецепту, - это, очевидно, препараты йода. Причем сейчас у меня такое ощущение, практически по Платону, что я это когда-то знала, точно-точно знала, но забыла. Вообще с польским такое диковинное чувство, что вот все понимаю, а сказать ничего не могу кроме простейших ритуальных фраз (Przepraszam panię, czy ten autobus idzie tak na dół, po Belwederskiej?), даже вот жизненно важный товар добыть. Ну, если, конечно, не бубнят себе под нос, как некоторые последние лекторы на сегодняшней конференции по наррации, но тут я бы и на чаще воспринимаемых языках мало чего поняла, думаю.
Второе сильное впечатление вчера после библиотеки касалось «бара млечнего» на Новым Щвече. Мне вообще импонирует идея этих баров млечных, и от посещения подобного типа общепита во Вроцлаве остались хорошие впечатления. Тут же меня предупреждали, что да, там дешево, но атмосфера такая себе. В общем, не зря предупреждали. В виду дешевизны туда стекаются не только студенты на стажировке, но и разная не слишком приятная публика. Кроме всего прочего, мне впервые за много – лет, наверное? – еда показалась отвратительно недосоленной, то есть это были макароны и яичница, и там вообще не было соли: это должно было бы быть «вообще», чтобы мне показалось недосоленным.
Сегодня в библиотеку не попала – эта новая конференция была практически до семи, и потом мне пообещали выступление значительного литературоведа, занимающегося постколониальными студиями в Польше, и я побежала на семь вечера по записанному адресу. По адресу мне предложили поучаствовать в театральных пробах, но такого вот деятеля, которого я спрашивала, не слышали. Ошиблась, записывая адрес, наверное: завтра выясню, где оно все-таки происходило.
Надеюсь, когда конференция закончится, я как-то буду более располагать своим временем, потому что пока что ничего не успевается и не удается кроме как отрывочно и непоследовательно. Надо как-то побыстрее разобраться, что и как мне надо сделать, чтобы меня параллельно не забанили в академии, то есть с написанием рефератов и чтением текстов к экзамену. Если бы ни надо было это держать в голове, все было бы совсем хорошо.
Варшава с началом декабря становится совсем новогодняя. Какой ей и положено быть, где-то в моем представлении.

@темы: Иногда нам снится Европа

17:10 

А я уже успела посметь
Тяжело без более-менее постоянного или, по крайней мере, прогнозируемого выхода в интернет. Утомительно. Нужно помнить, что нужно открыть, когда где-нибудь найдется интернет; что списать на кпкшку, чтобы отправить. Например, половину выполненного задания по ивриту как-то упустила переписать, теперь вот не могу отправить. Вчера вечером надеялась на доступ в библиотеке, но там поймать нет не удалось. Зато я там чуть не заблудилась, едва нашла стол, где оставила книжку и список литературы, и нашла удивительное произведение, о котором обязательно напишу как-нибудь с более удобной клавиатуры.
Пойду теперь, наверное, догонять на следующую сессию конференции, потому что она у нас теперь разделилась, и в той части, куда пошла я, перерыв заканчивается раньше, чем в другой, на которую рассчитывают обед. Обед по-прежнему отвратителен (судя по реакции моей тушки, а не по каким-то сам субъективным предпочтениям), к тому же начиная со вчерашнего дня официанты сообразили, что на самом деле по нашим карточкам вегетарианский обед не полагается. Это, конечно, неумная организация мероприятия, а не вина официантов.

@темы: Иногда нам снится Европа

13:50 

А я уже успела посметь
День пятый
Сегодня уже решила взять с собой ноутбук, все-таки не все удобно делать с кпкшки. К тому же, надеюсь, опять удастся попасть в библиотеку после конференции, как вчера, к счастью, она долго открыта.
Так посмотреть: практически у всех подряд на поставках к креслам открыты ноутбуки. Если у кого нет - большой шанс, что у них по какой-нибудь причине не получилось подключиться к местному интернету или села батарейка. Соответственно, клац в помещении стоит тот еще.
На самом деле, конференция не совсем и скучная, просто этими всеми вопросами я никогда не интересовалась и вряд ли буду, поэтому только и остается наблюдать: ага, ну, интересно послушать о реформах среднего образования в Польше, ну и что? Кроме того есть глубокое сопротивление в любом случае, даже если на самое интересное мероприятие нужно приходить и подписываться на каждой лекции в бумажке присутствия и получать подписи лекторов в подтверждение присутствия. Какое бы нужное и ценное мероприятие ни было.
Сегодня в автобусе наблюдала кучку детишек лет 5-6, обсуждавших возможность того, чтобы пингвины прижились в Польше. И холодно ли на юге - в Антарктиде. И бывают ли в Африке дожди. Там были свои эксперты "а вот мой папа был и рассказывал" и свои скептики "а я все равно не верю". По правде было жаль выходить из автобуса и не послушать их дискуссию дальше.
Кажется, у меня пропала соседка. Я обнаружила это с утра, когда поняла, что она так и не пришла ночевать. (Ложась, я оставила дверь незапертой, чтобы она могла зайти) Кажется, теперь на заседании ее все еще нет...

@темы: Иногда нам снится Европа

12:46 

А я уже успела посметь
Джерело: Warszawa

Наконец, закачала фотографии на Пикасу. Будет пополняться.

@темы: Фотографическое, Геопоэтика

12:44 

А я уже успела посметь
Сегодня, в отличие от вчерашнего, в библиотеку сбежать не удастся - я тут застряла на целый день. Но БУВ абсолютно прекрасен, туда можно приходить и просто брать почитать с полок бесконечное количество книжек. И при записи все так сочувственно напоминают, что вот, поскольку я не студентка УВ, книги на абонемент брать нельзя...
Из разряда overheard, когда шла из библиотеки наверх, на Новый Щвят. Две девушки и парень идут беседуют, девушка: пора пересматривать свое отношение к феминизму, я все время считала себя такой феминисткой-лайт, а тут я поняла, что я, наверное, феминистка-хард...
С утра удалось, наконец, забрать стипендию. Можно будет заплатить за проживание и купить себе тарелку.
Забыла, к сожалению, зарядить утром кпкшку, поэтому на этом пока закончу, чтобы не израсходовать все.

@темы: Иногда нам снится Европа

17:30 

А я уже успела посметь
Поскольку я пришла на обед первой, мне удалось вытребовать для себя вегетарианское блюдо. Теперь, когда еда досталась и остальным, есть время еще раз сходить в интернет. Обедаем в боулинг-клубе в подвале библиотеки. Поскольку заседание конференции после обеда не обязательное, наверное, я туда не пойду, а попробую ткнуться за стипендией и потом - записаться в библиотеку.
Сегодня с утра я все-таки сдалась и купила проездной. Месяц, все виды транспорта - 39 злотых. Это, конечно, существенно сокращается эпический, длинный как жизнь путь Бельведерская - Алеи Уяздовские - Новый Щвят - Краковске Пшедмещче, по которому я вчера и позавчера бегала пешком.

@темы: Иногда нам снится Европа

15:44 

А я уже успела посметь
И снова, до ближайшего интернета.
21:12, 29 ноября, день второй
Как-то жутко устала, хотя толком ничего не сделала и нигде не побывала. Впрочем, с утра набрала в компьютер сделанные в поезде задания по ивриту, дописала аннотацию в «Критику», закинула все это в КПК-шку на случай обнаружения интернета где-нибудь… Отправилась, опять-таки, искать обед и гулять. Продолжаю в духе «посмотрим, что будет», если пойти вот по той улице, а потом еще по той, ага… карта у меня в сумке лежит, конечно, для подстраховки, но я в нее не заглядываю. Все равно не удается меня сбить с азимута, тем более в дневное время, когда на небе солнце светит.
Обнаружила продающиеся из окошечка пекарни булочки, еще горячие, так что можно с удовольствием обмазывать торчащие из перчаток пальцы сладкой глазурью на бегу; проследила, пару кварталов догоняя и фотографируя, за неожиданно попавшимися мальчиками в парадной форме, отбивающими торжественный шаг – оказывается, они так меняют караул у не поняла какого здания возле памятника Понятовскому; на обратной дороге мне попались следующие аналогичные мальчики еще раз, но было уже не интересно. В королевском замке оказался бесплатный день. Бесплатный день – это означает, что все равно надо пойти в кассу и взять билет, только бесплатно, да. Пробежалась скоренько по залам, потому что на три часа со мной обещали встретиться возле таинственных ворот университета и показать все-таки святая святых, цель моего путешествия, БУВ. Пробежалась скоренько, потому что все равно я не понимаю в архитектуре и убранстве замков ничего ровно настолько, что не знаю даже, по каким признакам можно определить, что это симулякр, а не настоящий замок, и с другой стороны, довольно на разные замки насмотрелась, чтобы понимать, что даже в настоящем замке восстановленный интерьер – в любом случае симулякр. В нем я, конечно, тоже бывала, и помню, что тогда помещения экспозиции показались мне нечеловечески многочисленными. Даже помню какие-то куски визуально: благодаря тому, что мы делали фотографии, я вообще много чего запоминаю только благодаря фотографиям, поэтому и ношусь столько. Правда, в этот раз фотоаппарат мне жестоко отомстил, что после вчерашних съемок я не подзарядила батарейки, и отказался работать еще где-то после караульных мальчиков.
Дорогу к библиотеке и прилегающие территории я, надеюсь, завтра осмыслю с фотоаппаратом, потому что сейчас ничего толком сказать не могу, кроме того, что здание БУВ – это какой-то нереально зашибезный конструктивизм из текстов, но нас туда не пустили в честь какого-то торжественного мероприятия, к которому они готовились. Зато я знаю теперь, где оно находится, и еще много других штук где находятся, например, где можно закупиться едой. Причем по вполне вообразимым ценам, удивительно, что, набросившись на их ассортимент, мне удалось уложиться в 15 злотых всего-то, накупив еды, которую еще долго можно будет потреблять.
Потом участников стажировки наконец-то собрали и рассказали, что и где будет, где можно взять стипендию хоть прямо завтра перед конференцией, и где можно пообедать вот с использованием этих талончиков. Кроме того, я преуспела в том, чтобы сварить на плите молочный суп из купленных продуктов, и он даже с первого раза оказался вполне съедобным. В хозяйстве начинает остро ощущаться нехватка тарелки, вилки, ножика и третьей чашки. Заведу, наверное: целый месяц тут обитать, такая крутая жизненная школа, только непонятно, на каком языке можно с коллегами на кухне разговаривать, терпеть такого не могу. По итогам уже полутора суток кажется, что жить тут вполне можно; пока никого не подселили, а поскольку народ должен был бы к нынешнему моменту более-менее съехаться, есть шанс, что так оно и останется.
Читаю «Царевну» Кобылянской и думаю, что надо взять на заметку: когда экзистенциальная ситуация будет снова казаться совсем хреновой, можно будет вспомнить, что меня хотя бы не толкают замуж за какого-нибудь левого чувака, не относятся как к товару и капиталу и т.п. Причем это же не тупой сентиментализм, где тоже всегда можно увидеть кого-нибудь, кому хуже, чем тебе, но такие штуки после некоторого опыта чтения начинают фильтроваться.

@темы: Иногда нам снится Европа

15:42 

А я уже успела посметь
Запись для ближайшего интернета номер 2.
20:54 по Варшаве, 28 ноября, день первый.
Вообще-то ближайшего интернета где-то полно. Ноут определяет целых три вай-фая, только все они – запароленные, а выяснять на ресепшне что-нибудь по поводу интернета, когда мне со скрипом даже ноутбук в розетку включить разрешили, не хочется. Это мне «со скрипом разрешили», потому что я вообще пошла спрашивать. Филоложка, ясное дело. Умею читать объявления. Другие просто включают все подряд и не беспокоятся, что написано, что нельзя :)
Сегодня пыталась узнавать Варшаву. Сопоставлять с тем, что якобы было со мной лет 11 назад, полжизни, с ума сойти. Вот станция «Warszawa Wschodnia» опознается запросто из окна поезда, это такое важное переживание, что вроде бы как станция уже Варшава (+какое-то неразборчивое слово, которое черт знает что означает :) ), а надо уже выходить или нет? Что потом, по дороге к «Варшаве Центральной» поезд вообще уходит под землю, я забыла. Зато помню эскалатор, по которому надо подниматься с перрона в здание вокзала. Помню оттого, что стоит перед глазами в связи с лингвистическим конфузом: я еще в поезде думала-напрягалась, вот спросят меня «Do you speak English?», что я отвечу, «Yes, I am»? – нетушки, «Yes, I do», и тут нас встречают пригласившие люди, и спрашивают меня, как ожидалось, и я, как ожидалось, отвечаю, «Yes, I am». Вот на этом самом эскалаторе. Или на одном из них, перронов-то много. Правда, тогда мне, конечно, эти эскалаторы в частности и все окружающая обстановка казалось мне верхом цивилизации и высокотехнологической аккуратности, не знаю, как описать это ощущение от чего-то идеально сделанного и в надлежащем состоянии содержащегося. Теперь вокзал - не заброшенный и не грязный, но не шикарный, куда уж там, функциональный, и хватит. И я крайне сомневаюсь, что дело в состоянии вокзала. Но, знаете ли, я можно иметь в виду, что 11-летняя я в то самое путешествие впервые побывала в московском метро, и за полгода до этого впервые побывала в киевском. Кроме этого мое знакомство с эскалаторами ограничивалось вечно закрытыми и на моей памяти никогда не работавшими в казанском «ЦУМе», по поводу которых я только дивилась, когда мне объясняли, что это такое: как оно вообще может ездить, не понимала, что ступеньки целиком передвигаются, а не только покрытие на них.
Вообще, надо сказать, что этот удивительный подарок, первый выброс меня в Европу, был крайне неэффективен. То есть, понятно, что если бы мне так ни повезло, что меня взяли в то путешествие в 1998, неэффективным выбросом в большой огромный мир, к которому я была эмоционально не готова, было бы какое-нибудь другое, более позднее путешествие. Потому что кроме эскалаторов в здании «Варшавы Центральной» я ничего так отчетливо и не помню. Разве что дом, где мы гостили: еще один лингвистический конфуз, я хочу попросить ложку, но в английскую речь засовываю голландское слово - lapel вместо spoon – откуда? Про привокзальную площадь (кажется, с той стороны, где теперь построили Zlotych tarasow) помню только воспоминание о том, как я помнила: когда в первый раз показывали по телевизору сериал по «Что сказал покойник», в сцене с погоней возле здания варшавского вокзала опознала место как то, где я была, но приезжая сегодня, могла в голове восстановить только картинку из фильма, а не воспоминание о себе-в-пространстве. То же самое с дворцом науки и культуры, или как бишь его, я скорее знаю, что он там должен быть и должен быть такой вот. И дело не в том, что я что-то позабыла за прошедшее время, а в том, что сразу не могла себя в этом пространстве осознать; опять же, помню-как-помнила, вернее, как не помнила: во время wycieczki в Краков тогда пыталась и не могла разложить по полочкам, что было в тот день в Кракове, что в предыдущий – в Варшаве…
А если вы дочитали досюда и не потонули в моих претензиях на а-ля прустовские самокопания (не путать с Прусом, спойлер: от Варшавы Пруса я, кроме книжного имени Болеслава Пруса, я, к счастью, ничего не нашла), то я вернусь к нынешнему дню.
Проводник разбудил по поводу пограничников – на часах было ровно 0:01. Конечно, это были еще украинские пограничники, потом были украинские таможенники, в связи с которыми подтвердились мои догадки, что попутчик едет на ту же самую стажировку, что и я. Потом нас вроде бы подняли менять колеса, то ли мы еще ехали, мне, по крайней мере, казалось, что мы долго-долго ехали, когда я засыпала между этими визитами, потом были польские пограничники, поставившие на визу печать – Дорохуск – поздравляю, целая Европа перед нами – потом еще польские таможенники, старательно простучавшие все панель в вагоне и выгнавшие (вежливо и завернув постель, когда надо было с ногами залезть на полку) из купе, чтобы посмотреть под крышей – и после этого всего, в три часа ночи уже мне еще удалось отправить смску из украинского покрытия, такое себе материализованное feeling at home.
С утра – эскалатор, как я уже сказала, кофе из кофейного автомата (я же торжественно начиталась Фрая про Варшаву перед дорогой; он, правда, велел не ездить в Варшаву в ноябре), возле которого я обнаружила, что в баночке с надписью «Польша» только несколько действительно польских монеток, а остальные – непонятно что, совершенно таинственного происхождения монеты; но на кофе мне хватило; вытолкала чемодан на Эмилии Платер и вперед. С чемоданом все вышло не так страшно, как я предполагала по опыту вчерашнего забега по Жилянской. Чемодан умеет ездить на четырех колесах, если поверхность относительно ровная, и даже куда лучше, потому что его можно тогда толкать тремя несломанными колесами вперед и вообще под углом, чтобы преодолевать преграды не одновременно… и по прилагаемым усилиям куда проще, чем на двух, в наклонном виде. Одна беда - с ровными поверхностями в Варшаве швах, асфальт – только на проезжей части, более-менее аккуратно плитка уложена на велосипедных дорожках, в остальных случаях она уложена – менее аккуратно, а часто тротуар мощен булыжниками. Радует, что чемодан заброшен сюда и с места я его не буду сдвигать целый месяц, а назад мне уже рассказали про автобус прямо до вокзала.
Доплелась за два часа; фотосет прекрасной утренней Варшавы с закутанными на зиму деревьями у Мариотта, красным марокканским флагом, книжным под названием «Как вам угодно» шекспировским почерком можно скоро будет найти у меня на пикасе – или уже можно на тот момент, когда эта запись будет доступна для чтения, все зависит от того, с какими дивайсами я в ближайший раз попаду в интернет и в каком порядке все это зашлю.
Что за молодость без убогих хостелов, - заявила я еще в прошлый раз, когда выбирали, где останавливаться в Вильнюсе. Поэтому теперь срочно восполняю прорехи в своем образовании/воспитании. Это место, «Гера», называется, конечно, отелем Варшавского университета, а не «академиком» (общежитием) как таковым. Сюда селят стипендиатов, и по вполне приемлемым ценам. У них даже есть шикарный рецепшн и лобби – подозреваю, что вторая половина здания функционирует как обыкновенный отель по обыкновенным ценам. Впрочем, через несколько дней смогу сказать точно, но пока что (я еще не ночевала, да, и у меня еще нет соседки) место кажется я кажусь вполне пригодной для жизни в таком месте, приспособленной в смысле. У «Геры» есть существенное преимущество, например, перед Paupio Namai: в душе можно закрыться на задвижку. И вода в этом душе течет горячая.
Потом пошла – искать обед, старый город, местное мобильное подключение и кастрюльку ака кружку для кипячения воды на здешней кухне. Нашла по всем пунктам, и еще на загладушку всякого чудесного: книжек в бесконечном количестве, которые только воспоминание о тяжеленном чемодане позволяет уговорить себя не купить, приделанную прямо к зданию скамейку, позолоченные цветы в выставленном за окно горшке, улицу «Каменная лестница» и литовскую ярмарку на площади «Рынок». И после всего, свалилась на скамейку на Krakowskim przedmieściu, полезла распечатывать купленное подключение, чтобы только вот – написать sms, что я сижу тут на Krakowskim przedmiesciu, и мне воображается, что жизнь прекрасная штука. И еще несколько других смс, ясное дело, надрессирована все-таки чувство долга ставить приоритетнее чувства прекрасного.

@темы: Иногда нам снится Европа

иллюзия и дорога (с)

главная